Мара Маттушка – Неполноценные мутанты

Lucy, 2009, oil on canvas, 80 x 100 cm

Открытие  выставки состоится в среду 10 февраля  2010 года в 19.00
Выставка продлится  до  30 апреля  2010 года

7 апреля 2010 года в 19.00 состоится презентация   9 фильмов под общим названием «3х3», сделанных Марой  Маттушкой за последние 30 лет

07.04. - 13.04.: 
Несчастные  (1987, 2 мин)
Круглая голова
(1985, 6 мин)
Спасибо
, мне было очень приятно (1987, 2 мин)

14.04. - 20.04.:
S.O.S. Extraterrestria (1993, 10
мин)
Операция
Buttmachine  (1997, 17 мин), вместе с  Gabi Szekatsch
id (2000-2003, 12
мин)

21.04. - 30.04.: 
Королева ночи (2005, 1 мин)
Горящий дворец
(2009, 33 мин), вместе с Chris Haring
Plasma (2004, 11
мин)

 
10 февраля 2010 года в
Knoll Gallery  Vienna открывается персональная выставка   художницы, кинорежиссера  и перфомансиста Мары Маттушки. Ее новые живописные работы увлекают зрителя в некое переходное пространство, где появляются странные   неполноценные мутанты.

Собственное   тело как  метафора существования все еще  является неотъемлемым компонентом ее картин, однако само оно видоизменяется и приобретает новые формы. Человеческое тело и вообще человеческое  эго   как первоисточник   жизни  для различных целей  и индивидумов становится неким  смутным  иллюзорным  понятием; само  оно  поглощает  впечатления из   окружающего мира.   «Человеческое существо  по своей сути  есть  неполноценный мутант и оно видоизменяется  вследствие  своей неполноценности»[i], - говорит художница.  Она исходит  из несовершенства человеческого организма, который  не в состоянии сам произвести  нужные для него вещества. Именно поэтому   оно должно  впитывать важные для себя  компоненты  из окружающей среды. Сама Мара называет животных, представленных в ее работах  «символически -  обусловленными – животными».

Фигуры, которые всегда встречаются в ее работах,  здесь обнаруживают  свое   новое лицо;  например  одна из лошадей или одна из ее известных прегоминидов Люси, которая до сих пор  остается самым  важным  промежуточным  звеном   между человеческим существом и большой обезьяной. Ее произведения построены на нескольких,  словно режущих глаза аспектах.  Искривленные  и словно танцующие позы  ее персонажей и  их искаженные  ракурсы создают  некий гротесковый диалог, который возникает между зрителем и происходящими на холсте событиями.  Животные общаются между собой неким  непроизносимым внутренним диалогом.

Только их позы, взгляды или гримасы дают нам какой-либо  намек о происходящем. «Это всегда  страдающие существа, но что мы хотим в современном мире?»[ii], - комментирует художница. Эта фраза, которой Мартин Хайдеггер дает своеобразное определение человеческому существованию, в котором нарушены причинно – следственные связи.

Однако Мара Маттушка противопоставляет  потерянному существу и вообще человеческому существу нечто иное: ее личный спектакль. Это возможно увидеть помимо ее живописных работ в ее фильмах, которые будут показаны в течение трех недель на выставке. Маттушка визуализирует сам момент гротеска  примерно так, как его описывает Харальд Фалкенберг: «Гротеск устанавливает    некий альтернативный мир по отношению к привычным  понятиям о  правде, красоте и добре. Он представляет собой  архаизм, некую странность  и более того – регулярность и логику. Наиболее важные средства, применяемые гротеском,  это инверсия, деформация  и слияние воедино разнообразных элементов, которые стирают общепринятые представления о гармонично развивающимся мире»[iii]. Само выставочное пространство, населенное неполноценными мутантами, становится своеобразной  метафорой, к которой применимо высказывание Бахтина: «Само гротесковое тело становится единым целым […] оно словно заглатывает собой мир, и мир заглатывает его […].»[iv]

Текст Ултрайка Пайерхофера

[i] Мара Маттушка в разговоре с Ултрайком Пайерхофером
[ii]
Мара Маттушка в разговоре с Ултрайком Пайерхофером
[iii]
Харальд Фалкенберг: Роль гротеска в современном искусстве/ Grotesk! 130 Jahre Kunst der Frechheit/ каталог выставки в Schirn Kunsthalle Franffurt 2003, стр. 184
[iv]
Михаил Бахтин, Творчество Франсуя Рабле, 1995, стр. 359


Text: Ulrike Payerhofer